Войти
На главную | Карта сайта | Ссылки | Обратная связь

Старейшее учебное заведение Воронежа

Первые попытки создать школу для воспитания и обучения священно и церковнослужителей в Воронежской епархии предпринимались уже с 1708 года, но изза нехватки средств и преподавателей они, к сожалению, не увенчались успехом. Впрочем, после издания Святейшим Синодом Духовного Регламента, санкционирующего открытие духовных школ во всех епархиях, были сделаны некоторые шаги к созданию Воронежского епархиального учебного заведения. В 1728 году провели сбор «школьных» денег (на то время – сорок копеек в год с каждой приходской церкви), инициатором которого явился Преосвященный епископ Воронежский и Елецкий Лев (Юрлов, 1727–1730). При следующем архипастыре — епископе Иоакиме (Струкове, 1730–1740) состоялся первый набор учеников при архиерейском доме, который находился тогда возле Благовещенского собора, однако, через год учащихся распустили. Несколько позже, в 1733 году, уже не в Воронеже, а в Острогожске вновь была организована славенская школа. Ее руководителем стал выпускник Киевской духовной академии иеродиакон Порфирий (Крестопольский), а в 1737 году в нее были набраны около двухсот учащихся, которых разделили на две группы соответственно уклону обучения: «славенороссийскую» и «славено­латинскую». Начинание было прекращено в 1739 году епархиальным священноначалием изза нехватки средств, а преподавательэнтузиаст еще четыре года продолжал заниматься с несколькими учениками за скромную плату.

Преемником Преосвященного епископа Иоакима по кафедре явился епископ Вениамин (Сахновский, 1742–1743), который сразу же принялся за восстановление дела образования. Понимая всю сложность предприятия, владыка пригласил уже не одного, а двух преподавателей: киевского студента Лукиана Стасевича и вятского игумена Лазаря (Богославского). К сожалению, смерть владыки Вениамина прервала это благое начинание.

Епископ Воронежский Феофилакт (Губанов, 1743–1757) продолжил дело своего предшественника. Вначале он пытался собрать хоть какието справки о духовных учебных заведениях по Воронежской епархии, однако таких сведений в Духовной Консистории не было. Историк П.В. Никольский отмечает, что Святейшему Правительствующему Синоду даже не было известно, существовала ли когдалибо в Воронеже духовная школа. Лишь 31 мая 1745 года по указу епископа Воронежского Феофилакта была учреждена Воронежская духовная семинария, которая стала, таким образом, старейшим учебным заведением Воронежского края. 8 июня указ епископа Феофилакта был разослан по епархии, а с февраля 1746 года началось обучение семинаристов.

В семинарию принимали детей духовенства с 15–17 лет. Обучение было шестигодичным. В то время система духовного образования подражала западным – католическим и протестантским – образцам: в семинарии особое внимание уделялось латинскому языку, использовались западные учебники. Родители с неохотой отдавали своих детей учиться, укрывали их, несмотря на большие штрафы, поскольку не видели пользы от образования, опасались «латинского» влияния и не хотели расставаться с детьми на 6 лет (каникул в семинарии сначала не было вовсе). Жесткая дисциплина, которой отличались все духовные учебные заведения в XVIII – начале XIX века, насаждение латинского языка, приводили к тому, что ученики нередко бежали из семинарии. Поэтому воронежские архиереи постепенно шли на смягчение и улучшение быта и учебы семинаристов.

С момента начала занятий в феврале 1746 года до 1822 года учебные классы, жилые и административные помещения располагались в различных зданиях при Благовещенском кафедральном соборе (последовательно в колокольне, затем – в архиерейском доме и доме для певчих), при котором в 1836 году был основан Митрофановский Благовещенский мужской монастырь.

Учебный курс в первый период существования семинарии (1745–1761 годы) состоял из шести классов. В низший, первый класс принимались дети от семи до пятнадцати лет, умевшие читать и писать. В этом классе, именуемом «аналогией», дети совершенствовались в славянском чтении и письме, знакомились с латинским языком. В «инфиме» изучалась латинская грамматика. Два следующих класса продолжали обучение в том же русле по учебнику Эммануила Альвара. В классе «пиитики» учились образно выражаться, используя тропы и фигуры, а также писать стихи. В классе риторики обучались ораторскому искусству и логике.

В 1747 году Лукиан Стасевич добился для учеников каникул с 15 июля по 1 сентября, тогда же были введены и различные поощрительные вознаграждения. Священноначалие стало хлопотать о постройке специального семинарского корпуса. Духовная Консистория обратилась в губернскую канцелярию: «Надлежит построить особый училищный дом, как Духовным Регламентом велено, не в городе, но в стороне, на веселом месте, удобном, где несть народного шума, ниже частыя оказии, которыя обычно мешают учению, и построить дом образцом монастыря пространством и житием, где подобает быть церкви, аптеке и доктору, и построить в семинарии несколько жилья и для гуляния семинаристам развести сады». Искомое место нашли в слободе Чижовка, близ церкви Живоначальной Троицы. К 1752 году на Чижовском холме был построен семинарский корпус, однако весной новое здание сгорело дотла. После этого происшествия под семинарию был построен флигель при архиерейском доме. Однако материальные трудности и недоверие духовенства к «латинству» все же привели к закрытию (к счастью, кратковременному) семинарии при епископе Иоанникии (Павлуцком, 1761–1763).

Воссоздал семинарию в 1763 году святитель Тихон (Соколов, 1763–1767) Задонский, епископ Воронежский и Елецкий, подвижник и «охотник до наук и любивший ученых». Сам святитель окончил Новгородскую духовную семинарию, считавшуюся в то время лучшей в России, и даже был в ней преподавателем. Он лично руководил Воронежской духовной школой, постоянно беседовал с учениками и посещал занятия, составил особые правила для семинаристов, тратил большие средства (в том числе и свои личные) на содержание и поощрение учащихся, приглашал преподавать лучших выпускников духовных академий и семинарий, начал создавать библиотеку. Трудами и молитвами святителя Тихона семинария за неполные четыре года его пребывания на Воронежской кафедре твердо стала на ноги.

Дело святителя Тихона продолжили епископы Иннокентий и Мефодий. В их правление Воронежская семинария становится одной из образцовых в России.

Епископ Воронежский Иннокентий (Полянский, 1788–1794), член Российской императорской академии наук, был не только талантливым ученым и проповедником, но и умелым организатором учебного процесса. Он позаботился об увеличении фонда семинарской библиотеки, для чего послал в Москву префекта семинарии Евфимия Болховитинова. При епископе Иннокентии в 1793 году в Москве был издан перевод труда аббата Нотона «Вольтеровы заблуждения», сделанный воронежскими семинаристами под руководством Евфимия Болховитинова.

Следующий Преосвященный – епископ Воронежский и Черкасский Мефодий (Смирнов, 1795–1799), прославился как учитель богословия. Именно он стоял у истоков перевода Священного Писания на русский язык, осуществив еще в 1792 году перевод Послания святого апостола Павла к Римлянам. Преосвященного владыку Мефодия отличали прямодушие и твердость в убеждениях. При нем семинария достигла образцового устройства. Как отмечают историки, епископ Мефодий был одновременно строг и щедр. Он активно покровительствовал префекту семинарии Евфимию Алексеевичу Болховитинову. В 1777 году Евфимий, сын священника дворянского рода, поступил в Воронежскую духовную семинарию, которую закончил с отличием в 1784 году и в скором времени был рукоположен во священника. В семинарии Болховитинов сразу же занялся обустройством библиотеки и даже организовал литературный кружок, при котором в Воронеже возникла первая типография. Евфимий Болховитинов заслуженно считается первым историкомкраеведом. Его труды чрезвычайно многочисленны. Он оставил множество исторических, поэтических, богословских, научных исследований. В 1800 году его вызвали в СанктПетербург, где он принял монашество с именем Евгений, а затем был поставлен митрополитом Киевским и Галицким. Владыка Евгений умер в 1837 году, снискав заслуженное уважение современников и потомков.

Историк Воронежской духовной семинарии Павел Васильевич Никольский (1870 – после 1915), раскрывая содержание обучения в Воронежской семинарии начала XIX века, отмечал, что обычным внеурочным занятием учеников высшего класса было составление речей на богословские темы на русском и латинском языках и сочинение проповедей. Лучшие произведения потом защищались на публичных диспутах. Ежегодно три собственные проповеди ученик должен был выучить на память и произнести одну на приватном диспуте, вторую — на публичном изъяснении катехизиса и третью – в храме. Семинарист был обязан не только уметь читать и переводить богословские книги, но и излагать свои мысли на латинском языке, в том числе на публичных диспутах. Наиболее одаренные семинаристы по назначению преподавателей занимались подготовкой к особо торжественным диспутам и составляли речи и стихотворные оды к различным случаям. Это были своего рода отчеты о характере занятий и уровне знаний учеников, проводившиеся в парадной обстановке и всегда в присутствии епархиального архиерея, чаще всего на Рождество и на Пасху. Лучшие семинаристы по итогам диспута писали речи для епископа. Они назывались «гратулянтами» и чаще всего объединялись в одну книгу, переписанную на золотообрезной бумаге, украшенную виньетками, заключенную в атласный переплет, и впоследствии хранились в семинарской библиотеке.

Духовная семинария поменяла немало помещений, пока на кафедру не вступил епископ Воронежский и Черкасский Антоний (Соколов, 1810–1816). Он с пониманием относился к нуждам духовенства и сразу же обратил внимание на бедственное положение духовной школы (тогда она размещалась в одном из корпусов архиерейского подворья на месте нынешнего главного корпуса Воронежского государственного университета). Вскоре владыка Антоний принял решение устроить новое помещение для семинарии. В 1811 году Святейший Синод разрешил сбор пожертвований среди воронежцев на эти цели. Преосвященный епископ Антоний подготовил своеобразные воззвания к жителям губернии – «отличным воронежским гражданам» и к Войску Донскому с приглашением жертвовать на строительство семинарии. В течение 1812 года было собрано около тридцати тысяч рублей, при этом сам епископ внес пятьсот рублей. По пять тысяч рублей пожертвовали графиня А.А. ОрловаЧесменская и городской голова купец Самуил Мещеряков. В 1812 году за восемь тысяч рублей была куплена усадьба статского советника Николая Лазарева­Станищева на Большой Дворянской улице. Находившийся там деревянный дом был построен для своей семьи архитектором Николаем Иевским, в 1794 году продан бригадиру Федору Карабинову, а от него в 1795 году перешел к известному библиофилу и земельному магнату графу Дмитрию Бутурлину. Известно, что какоето время в конце ХVIII века учителем детей графа Бутурлина был Евфимий Болховитинов. В 1803 году усадьбу у Бутурлина приобрел ЛазаревСтанищев, пристроивший к дому каменный флигель и ограду; весь этот земельный участок и отошел под семинарию. В 1813 году соседний дом пожертвовала епархии его владелица, графиня Анна ОрловаЧесменская.

В донесении от 17 февраля 1813 года епископ Антоний представил на рассмотрение Святейшего Синода следующее предложение: «Выстроить по лицевой стороне новоприобретенного места вновь два каменных корпуса.., в этих двух корпусах поместить учебные классы, бурсы, квартиры для начальства и учителей, правление и библиотеку с кабинетом, церковь во имя Иоанна Богослова.., равно устроить для казеннокоштных столовую, кухню, пекарню с квасоварнею, погреба, кладовые для хлеба и проч.». Синод благословил строительство и 13 ноября 1813 года утвердил присланный из Воронежа «план трехэтажному каменному корпусу». Авторство проекта этого здания до сих пор остается невыясненным, чертежи явно были выполнены на месте, можно лишь предположить, что к работе над ними был причастен городской архитектор Тимофей Кондратьев.

В марте 1815 года Преосвященный епископ Антоний учредил особую строительную контору при семинарском правлении, которая ведала сбором пожертвований и всеми взаимоотношениями с подрядчиками. Возведение здания было завершено в 1822 году при преемнике владыки Антония, епископе Епифании (Канивецком, 1816–1825). Он освятил и домовую церковь во имя святого апостола Иоанна Богослова (сейчас это здание по проспекту Революции, 29) с пристроенной часовней во имя святого евангелиста. В этом здании семинария и располагалась с 1822 года до своего закрытия в августе 1918 года. За это время неоднократно проводилась реконструкция, первоначально здание было расширено, в 1869 году перед главным входом в семинарию построили часовню в память об избавлении императора Александра II от гибели во время покушения. Наконец, в 1875 году здание семинарии на Большой Дворянской приобрело хорошо известный по старым фотографиям вид. В 1917 году крупный русский зодчий Александр Померанцев предложил украсить главный фасад еще двумя колоннадами. Святейший Синод проект одобрил, но грянула революция, после которой в семинарском корпусе с 1919 года расположился Дворец труда, а в послевоенное время – монтажный техникум, который находится там и поныне. В 1920е годы была разобрана часовня, а в 1936 году по проекту архитектора А.В. Данилова надстроили четвертый этаж. В годы Великой Отечественной войны здание пострадало: выгорели полы и окна, обрушились многие перекрытия, сгорела кровля. В ходе реставрации, проводимой по проекту архитектора Г.В. Сихарулидзе, был пристроен торцевой портик в четыре колонны со стороны улицы Помяловского, в остальном размеры семинарского здания и отделка его фасада не изменились.

Яркой страницей истории Воронежской духовной семинарии является время пребывания на кафедре «третьего светильника Воронежу», великого подвижника святителя Антония (Смирницкого, 1826–1846), архиепископа Воронежского и Задонского. Святитель Антоний уделял особое внимание развитию духовных школ и просвещению духовенства. Основой всякого воспитания владыка считал Священное Писание и творения святых отцов. Семинарскую науку с ее внешними формами, заимствованными с иезуитских образцов еще в XVIII веке, он недолюбливал, чем вызывал холодное отношение к себе преподавательской корпорации, что однако не мешало его деятельным заботам о духовном образовании. Им были открыты уездные духовные училища в Задонске и Павловске, тогда же значительно возросло число воспитанников Воронежской духовной семинарии. Святитель Антоний постоянно посещал семинарские экзамены, на которые приглашал губернатора и других почетных горожан. Благодаря личному отеческому окормлению святителя Антония семинария воспитала выдающихся выпускников. Показательно, что именно святитель Антоний отменил в Воронежской семинарии телесные наказания. Сохранились трогательные воспоминания семинаристов о своем наставнике, которые свидетельствуют об удивительном духовном климате в семинарии того времени.

В течение XIX века Воронежская семинария вместе с духовными школами России пережила целый ряд реформ, цели которых не всегда отвечали задачам церковного образования. Так, в 1841 году под давлением светской власти было решено сделать из семинарий профессиональные учебные заведения, где подготавливались бы не только служители Церкви, но и представители светских профессий: врачи, агрономы, учителя. Поэтому вводится много естественных предметов: геометрия, геодезия, сельское хозяйство, медицина, естественная история. Воспитанники работали в семинарской и городских больницах. Для сельскохозяйственных работ во дворе семинарии был разбит опытный сад, в котором произрастали даже экзотические растения.

В 1867 году в ответ на распространение в печати слухов о неудовлетворительном состоянии духовных школ последовала новая реформа, которая, с одной стороны, повысила уровень образования, а с другой – усилила светский характер духовных учебных заведений и в значительной мере начала выхолащивание духовного содержания семинарского образования. Неоднозначная реформа была реализована в Воронежской семинарии к 1874 году, когда полностью был введен новый учебный курс.

В эти же годы вместе с положительными результатами реформы в духовные школы проникает модный либерализм. Религиозное вольнодумство смущало воспитанников. Особенно сказывалось это на семинаристах, проживающих в городе на квартирах. В связи с этим было решено построить семинарское общежитие – оно было возведено на Большой Девиченской улице (ныне улица Сакко и Ванцетти) в 1893 году. Престиж церковного образования начал падать, многие семинаристы переходили в светские вузы, в среде воспитанников стали распространяться революционные и анархические идеи. Все это привело к забастовкам и даже актам террора по отношению к преподавателям и начальству семинарий, в том числе и в Воронеже. В 1905–1907 годах волнения повторяются. Вспыхивают забастовки воспитанников. Система нравственного убеждения, которая должна была сменить систему нравственного принуждения, не срабатывала. В то же время, несмотря на пропагандистскую кампанию со стороны революционеров, занятия в семинарии не прекращались. Беспокойное положение сохранялось в духовной школе вплоть до революции 1917 года. Однако Воронежская семинария была одной из немногих в стране, которой удалось избежать активного участия воспитанников в революционных событиях. Этим она обязана, в частности, своему последнему ректору – архимандриту, будущему архиепископу Богучарскому, Серафиму (Соболеву). Возглавивший семинарию незадолго до Октябрьского переворота архимандрит Серафим принял ее в сложном состоянии: частыми были срывы занятий, забастовки, дисциплина находилась на грани анархии. Владыка беседовал с каждым семинаристом наедине, особенно много внимания уделял «неблагонадежным», и из дверей кабинета они выходили переродившимися, примирившимися с собой и окружающими. Своим личным авторитетом, подвижничеством и бесстрашием он сумел поугасить страсти и привлечь к себе сердца своих учеников. К 1914 году Воронежская семинария вновь выходит на первые места среди духовных учебных заведений России. События Первой мировой войны и последовавшие за ней революционные события оборвали почти двухвековую традицию духовного образования в Воронеже.

За время своего существования Воронежская семинария подготовила и воспитала тысячи церковно и священнослужителей Русской Православной Церкви, выдающихся деятелей Российского государства. Многие ее выпускники стали архиереями. Среди них – митрополит Киевский Евгений (Болховитинов), митрополит Московский Леонтий (Лебединский), архиепископы Димитрий (Самбикин), Владимир (Петров) и многие другие.

Прекрасным плодом, взращенным в нашей духовной школе, стали прославленные Русской Православной Церковью в лике святых священномученик Петр (Полянский), митрополит Крутицкий, Местоблюститель Московского Патриаршего Престола; затворник, аскет и духовный писатель святитель Иустин (Полянский), епископ Уфимский; новомученики и исповедники Российские Митрофан (Краснопольский), архиепископ Астраханский; Борис (Воскобойников), епископ Ивановский; Василий (Преображенский), епископ Кинешемский; архимандрит Сергий (Сребрянский) – духовник преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны; последний священник СвятоДимитриевского Иларионовского Троекуровского монастыря Тихон Архангельский; священники Александр Вислянский, Даниил Алферов, Николай Садовский. Сейчас готовится канонизация почитаемого в Русской и Болгарской Православных Церквах архиепископа Богучарского Серафима (Соболева). Святым покровителем Воронежской семинарии является и святитель Иннокентий (Борисов), архиепископ Херсонский, в течение нескольких лет обучавшийся в Воронежском духовном училище.

В числе преподавателей и выпускников семинарии были известные ученые и богословы – епископ Мефодий (Смирнов), митрополит Евгений (Болховитинов), епископ Лаврентий (Некрасов), ректор Московских духовных академии и семинарии протоиерей Тихон Попов, библеист профессор Н.Н. Глубоковский, патролог А.В. Говоров, историкикраеведы П.В. Никольский и протоиерей Стефан Зверев, переводчик античной философии на русский язык В.Н.Карпов и многие другие.

Семинария занимала центральное место в духовной и культурной жизни Воронежа. Она воспитала множество светских ученых и специалистов, деятелей российской культуры. Из ее стен вышел известный поэт И.С. Никитин. Поддавшись новомодным веяниям, он несколько предвзято отзывался о годах, проведенных в стенах этого учебного заведения, хотя объективному исследователю ясно, что именно семинарии Иван Саввич обязан полученными знаниями, приобретенными основами творчества, стремлением к просветительской деятельности. В тридцатых годах XIX столетия в Воронежской семинарии учился поэт Андрей Порфирьевич Сребрянский, друг и наставник А.В. Кольцова, на творчество которого он оказал серьезное влияние. Созданный А. Сребрянским литературный кружок стал поистине духовным и культурнопросветительским центром. Выпускниками Воронежской семинарии были синолог И.И. Захаров, литературовед А.М. Путинцев, публицист В.И. Аскоченский, мостостроитель Л.Д. Проскуряков, врачи О.И. Рудинский и В.В. Пашутин, депутат 3й Государственной Думы С.А. Петровский.

В августе 1918 года советская власть, несмотря на протесты ректора архимандрита Серафима (Соболева), преподавателей, духовенства, воспитанников, общественности закрыла семинарию, реквизировала все ее имущество, уничтожила богатейшую библиотеку – третью по значимости в Российской империи среди библиотек духовных учебных заведений. Преподаватели и воспитанники духовной школы вместе с духовенством стали подвергаться преследованиям и репрессиям. Так, по свидетельству протопресвитера Михаила Польского, в 1919 году по приказу красноармейского коменданта города Скрибиса были арестованы многие священнослужители и монашествующие. Перед смертью все они претерпели жестокие мучения. Известно, что преподавателя Воронежской духовной семинарии иеромонаха Нектария (Иванова) таскали за ноги, переломали руки и ноги, забивали под ногти деревянные гвозди и «причащали» оловом.

В истории Русской Православной Церкви началась новая страница. Но даже после закрытия Воронежской духовной семинарии ее благие плоды продолжали питать православных христиан и России, и даже других стран. Последний предреволюционный ректор архимандрит Серафим (Соболев) в сане архиепископа Богучарского стал Управляющим православными русскими приходами в Болгарии. Он стяжал славу глубоко почитаемого подвижника и чудотворца, педагога, воспитавшего множество пастырей и в России, и в Болгарии, яркого духовного и общественно­политического писателя. Бывший некогда преподавателем Воронежской семинарии, а позже СанктПетербургской духовной академии, известнейший русский библеист профессор Н.Н. Глубоковский в 1921 году был вынужден эмигрировать в Финляндию, оттуда в Германию, некоторое время он занимал кафедру Священного Писания Нового Завета в Праге. Затем читал лекции в Белграде, а с 1923 года стал фактически основателем и профессором Богословского университета в Софии. В 1925 году он был избран членомкорреспондентом Болгарской академии наук. В Болгарии он продолжал активную научную деятельность в традициях русского богословия. Выпускник Воронежской духовной школы епископ Тихон (Лященко) возглавил БерлинскоГерманскую епархию Русской Зарубежной Церкви. А другой выпускник, опытный пастырь, педагог и духовный писатель протопресвитер Иаков Ктитарев стал одним из сподвижников Экзарха Православных Русских Церквей в Западной Европе митрополита Евлогия (Георгиевского).

Несмотря на все старания, гонители оказались бессильны. После семидесятипятилетнего перерыва, в июле 1993 года, определением Священного Синода Русской Православной Церкви и трудами митрополита Воронежского и Липецкого Мефодия (Немцова, 1982–2003) духовная школа была возрождена. В начале открыто Воронежское епархиальное духовное училище с двухгодичной учебной программой (затем она была увеличена до трех лет). Его возглавил исполняющий обязанности ректора священник (ныне протоиерей) Александр Домусчи, которого через полгода сменил на ректорской должности протоиерей Василий Попов. В августе 1994 года начало действовать регентское отделение для подготовки руководителей церковных хоров.

В 1995 году состоялся первый выпуск возрожденной духовной школы, а через два года определением Священного Синода от 17 июля 1997 года училище было преобразовано в четырехлетнюю Воронежскую духовную семинарию, ставшую преемницей традиций дореволюционной духовной школы.

Важнейшим событием современной истории Воронежской духовной семинарии стало посещение ее 16 ноября 1998 года Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, совершавшим свой Первосвятительский визит в епархию святителя Митрофана. На встрече с преподавателями и учащимися семинарии Предстоятель Русской Православной Церкви говорил о важности пастырского служения, подготовки достойных своего призвания служителей Церкви Христовой: «Священнослужение требует призвания. И Господь Спаситель в Евангелии сказал: «Жатвы много, а делателей мало» (Мф.9,37). И мы молим Господа, чтобы Он низвел делателей на жатву Свою, чтобы молодое духовенство выходило на поле деятельности церковное. В наше время пастырство – это не только богослужение, как было раньше. Сегодня пастырь должен готовиться и к тому, чтобы на приходе непременно создать церковноприходскую школу (и для детей, и для взрослых), заниматься социальным служением (в больницах, домах престарелых, в местах заключения, духовно поддерживать военнослужащих) и не только ждать, когда люди найдут дорогу к храму, но самому выходить навстречу людям и помогать им».

В 1999 году при семинарии было образовано новое отделение – иконописная школа, а 4 марта 2000 года Воронежская православная духовная семинария получила статус высшего профессионального учебного заведения. В начале 2003 года возрожденная Воронежская семинария получила лицензию Министерства образования Российской Федерации на право ведения образовательной деятельности как высшее учебное заведение профессионального религиозного образования.

С момента своего возрождения и до сегодняшнего Воронежская духовная семинария занимает комплекс зданий при Успенском храме на Монастырщенке, основанном в 1845 году. Символично, что приделы этого храма освящены в честь покровителя русской богословской науки преподобного Сергия Радонежского и святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, чье имя носил и домовый храм дореволюционной семинарии.

Новой страницей в истории Воронежской духовной школы стало назначение на Воронежскую кафедру Высокопреосвященнейшего митрополита Сергия. Уже на следующий день после своего вступления на Воронежскую землю 31 мая 2003 года Владыка митрополит встретился с преподавателями и воспитанниками семинарии. «Я хотел бы познакомиться и с жизнью Воронежской духовной семинарии и глубоко вникнуть в процесс подготовки будущих пастырей и церковнослужителей, – подчеркнул Владыка. – Мне небезынтересно настроение каждого студента, который здесь занимается, потому что я вижу в нем будущего пастыря… Мне хотелось бы, чтобы вы поняли большую ответственность, – пусть она вас не пугает, Господь поможет, без Божией воли и без помощи Божией мы ничего не сможем сделать, – и чтобы вы осознали, что нужно учиться всю жизнь. Когда прекращается учеба, то есть работа над самим собой, тем более у священника, человек духовно умирает…».

Все эти годы Воронежская духовная семинария непрестанно развивается и совершенствуется. С июля 2003 года ее возглавляет исполняющий обязанности ректора протоиерей Сергий Моздор. Сегодня здесь обучается 271 студент, в том числе на стационаре 109 воспитанников семинарии, регентского отделения и иконописной школы (семинария – 74 воспитанника, регентское отделение – 26 воспитанниц, иконописная школа – 9 воспитанниц), а на секторе заочного обучения – 162 клирика и мирянина. Это представители двадцати епархий Русской Православной Церкви. Преподавательская корпорация состоит из 45 человек. С 1993 по 2005 год Воронежскую духовную семинарию окончило почти 300 священно и церковнослужителей. Они несут служение более чем в десяти епархиях Русской Православной Церкви, 18 выпускников семинарии продолжают обучение в духовных академиях и богословских институтах.

Процесс воспитания и образования в Воронежской духовной семинарии постоянно совершенствуется: повышается качество преподавания, наращивается научный потенциал. Не случайно на ежегодном епархиальном собрании духовенства 26 декабря 2005 митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий подчеркнул: «Самым пристальным нашим вниманием и духовным попечением окружена Воронежская православная духовная семинария. Сегодня семинария активно участвует во всех церковнонаучных, миссионерских, образовательных, культурных конференциях и мероприятиях, тесно сотрудничает с высшими, среднеспециальными и средними учебными заведениями. Не забывая о таких христианских добродетелях, как сострадание, милосердие, помощь страждущим и обездоленным, воспитанники духовной школы постоянно принимают самое деятельное участие в социальном служении. Мне, как правящему архиерею, хотелось, чтобы выпускники Воронежской семинарии были глубоко воцерковленными и богословски подготовленными духовными людьми, понимали всю святость и ответственность своего служения… Семинария была и остается одним из центров епархиальной жизни».

См.: История строительства семинарского корпуса
См.: Воронежская Семинария в начале XIX века: штрихи к истории