Войти
На главную | Карта сайта | Ссылки | Обратная связь

Никольский П.В. История Воронежской Семинарии. Ч. 1. Период первый. Отношение к семинарии Св. Синода

Отношение к Воронежской семинарии Св. Синода и местных преосвященных.

 

 

Из истории учреждения Воронежской семинарии видно, что Св. Синод предполагал существование семинарии в Воронеже задолго до 1745 г. Таким образом, до 1745 г. Св. Синод мало был осведомлен о состоянии духовных школ Воронежской епархии. Тоже, с некоторыми ограничениями, можно сказать и о времени с 1745 по 1761 г. Правда, в это время Воронежские архиереи имели уже определенное побуждение доставлять в Св. Синод точные сведения о состоянии своей семинарии: разумеем синодальные указы 1738 и 1746 гг., требовавшие аккуратного доставления сведений о семинариях. Но Воронежское епархиальное начальство в начале периода выполняло это требование довольно небрежно, за что уже в 1746 г. консистория получила выговор от Св. Синода. Оправдываясь в своей небрежности, консистория ссылалась на то, что у нее нет документальных данных о состоянии семинарии, так как эти данные истреблены недавно случившимся пожаром. Переписка между Св. Синодом и Воронежскими архиереями относительно семинарии возбуждалась только по случайным обстоятельствам. Так, довольно любопытная переписка завязалась между Св. Синодом и пр. Феофилактом по делу о пожаре семинарии. Но и эта переписка возбуждена была не самим архиереем, а священником Куманским, который жаловался Св. Синоду на строгость наказания, наложенного на него пр. Феофилактом только по одному подозрению его сына в поджоге семинарского дома. При этом (23) достойно замечания, сто Св. Синод оказался гораздо снисходительнее пр. Феофилакта. Насколько незначительно было влияние высшего духовного управления на жизнь Воронежской семинарии, об этом красноречиво говорит факт полного закрытия семинарии по приказанию пр. Иоанникия. Это закрытие не встретило протеста со стороны Св. Синода, или потому, что последний не имел возможности заставить пр. Иоанникия снова открыть семинарию, или потому, что он был недостаточно осведомлен об этом обстоятельстве. Последнее очень вероятно. Уже в 1785 г. Св. Синод делал запрос Воронежской консистории о том, «когда Воронежская семинария заведена, кем и в каком виде существовала до 1785 года» (1), следовательно, Св. Синод до этого времени не знал о важнейших событиях в жизни семинарии.

Закрытие семинарии, с другой стороны, очень хорошо говорит о влиянии местных преосвященных на положение семинарии. Очевидно, епископы были почти полноправными хозяевами своей «домовой» семинарии. Ограничением их власти служили, кажется, не столько современное им высшее духовное управление, сколько предписания Духовного Регламента. На эти предписания встречаются частые ссылки в различных документах, касающихся семинарии. Основываясь на Духовном Регламенте, воронежские архиереи заправляли всеми сторонами семинарской жизни, или непосредственно, или через консисторию. Такое отношение архиереев вызывалось и тем, что семинария собственно не имела официального начальника, ни префекта, ни даже вицепрефекта. Только при пр. Кирилле мы встречаем одного префекта (Иоанникия Малицкого). При других преосвященных были только учители. Правда, эти учители не ограничивались одним преподаванием, а следили и за поведением учеников, и за их материальным обеспечением. Но тем (24) не менее их нельзя считать начальниками семинарии. Такими начальниками были архиереи.

Пр. Феофилакт (1743-1757). К счастью для Воронежской семинарии, ее основатель оставался в Воронежской епархии довольно долго. Это дало семинарии возможность окрепнуть и установиться. Из истории учреждения семинарии видно, что пр. Феофилакт не был ревнителем духовного просвещения. он не спешил учреждением семинарии, и на самое чреждение ее решился почти подневольно. Но раз решившись на это дело, он серьезно принялся за осуществление своей мысли. И он, и духовная консистория строго следили за положением семинарских дел, налагая ощутительные штрафы на неисправных церковнослужителей за укрывательство детей и следя за своевременным доставлением хлебных сборов. В своей ревности о благосостоянии семинарии пр. Феофилакт иногда заходил очень далеко. Только заподозривши семинариста в поджоге семинарии, он лишает места его отца и даже запрещает ему совершать священнослужение, приравнивая его к первосвященнику Илию, нерадевшему о своих детях и за то наказанному Богом.

Пр. Кирилл Лящевский (1758-1761). Преемник пр. Феофилакта раньше был наместником Троице-Сергиевой Лавры и ректором тамошней семинарии. Автор «Истории о Воронежской семинарии» говорит, что «это был первый из Воронежских епископов, достаточно учившийся наукам, а потому и первый, как должно, могший пещися о Воронежской семинарии» (2). Но существенных перемен в состоянии семинарии при нем не произошло, быть может, потому, что он недолго управлял Воронежской епархией. В 1761 году, будучи в Черкасске для обозрения епархии, он получил указ переехать в Чернигов. (25).

Пр. Иоанникий (1762-1763). Бывший архимандрит Саввинского монастыря, пр. Иоанникий, по рассказам, не только не питал особенного расположения к духовному просвещению, но «даже имел некоторую ненависть к латинскому языкоучению и наукам». (3). Еще до прибытия его в Воронеж учитель семинарии иером. Смарагд доносил ему, что семинария нуждается в хорошем риторическом учители; такого учителя Смарагд и просил нового преосвященного привести из Москвы. Но преосвященный не уважил этой просьбы. А так как вскоре затем умер и учитель смарагд, то, прибывши в Воронеж, пр. Иоанникий заблагорассудил совсем закрыть семинарию. Учеников одних распустил по домам; «других употребил в домовую черную работу в Воронежском и Никольском архиерейских дворах»; наконец, третьих заставил обучаться славянской грамоте. С этой целью, вместо семинарии, преосвященный учредил две славянороссийских школы в Воронеже и Острогожске. (26).

 

Примечания:

 

1. Дела сем. архива, хранящ. в архиве Вор. Дух. Консистории, №617.

2. Истор. о Ворон. сем., л. 16.

3. Истор. о Ворон. сем., л. 18.

 

 

(публикация подготовлена преподавателем ВПДС, к.ф.н. М.А. Прасоловым)